close
Профессия-ВРАЧ.рф
www.professiya-VRACH.ru
Рук. проекта: Анна Аристова

Испытание на прочность. Хирург Рамази Датиашвили

Ramaz_Datiashvili_Rasa_Prascevichute.jpg

В апреле 2005 года с 12-летним Коннором Эпископо из города Саммит, штат Нью-Джерси, произошел страшный несчастный случай. Он работал с отцом на деревообрабатывающем станке, когда его рука попала под пилу, и её практически отсекло от тела. Мальчика спешно доставили в больницу. Там, взглянув на рану, сказали: “У нас есть один врач, который может с этим справиться - сейчас постараемся с ним связаться”.

Доктор ехал домой с ночного дежурства, когда ему позвонили и попросили вернуться. Он осмотрел безжизненную, мертвенно-бледную кисть Коннора, которая держалась лишь на кусочке коже, и пообещал отчаявшимся родителям, что возьмется делать операцию. “Риск велик, но мне кажется, все будет хорошо”, - сказал врач.

Он знал, о чем говорит. Этот хирург провел сотни таких операций по восстановлению отсеченных конечностей; одна из них, проведенная много лет, сделала его знаменитым как на родине, так и за рубежом. Доктора звали Рамази Датиашвили.

В 1983 году ему было 33, за плечами - опыт работы в первом в Советском Союзе отделении микрохирургии, созданном на базе 51-й Московской городской больницы. В один из дней в середине июня, когда он только лег спать после 12 часов в операционной, ему позвонили - из Литвы везут девочку, которой отрезало обе ноги.

Беда произошла в одном из отдаленных колхозов. Отец запустил косилку, и одна из его маленьких дочерей, гулявших в поле, попала под лезвие. Квалифицированных врачей поблизости не было. Фельдшер, как могла, постаралась остановить кровь, ножки трехлетней Расы Прасцевичюте, за неимением льда, обложили холодной рыбой. Пострадавшую повезли в ближайшую больницу; доктор, понимая, что не имеет ни оборудования, ни навыков для проведения сложнейшей операции, оповестил коллег из Москвы.

В воздух срочно подняли военный самолет, расчистили воздушный коридор, борт с раненой литовской девочкой спешно приняли в Шереметьево. В это время Датиашвили искал анестезиологов (51-я городская - больница для взрослых, ему нужны были врачи, которые могут работать с детьми), микроскоп для работы (который как специально оказался под замком), ассистентов (дело было среди ночи, в итоге хирургу ассистировали коллега, у которого был болен ребенок, и медсестра-студентка). Даже разрешение на проведение операции в детской больнице пришлось выбивать с трудом - звонить главным анестезиологам страны, грозить постановлениями партии...

Расу привезли только в 6 утра, через полсуток после происшествия. Ножки, обложенные мороженой рыбой, были как дерево. Операция длилась более 4 часов, ассистенты и врач валились от усталости. Но, наконец, пришитые ступни потеплели - пошла кровь по сшитым сосудам. Впервые в СССР врач реплантировал ребенку обе ноги.

Рамази Датиашвили стал знаменитостью, про него писали в газетах и журналах, снимали фильмы, его приглашали в университеты разных стран поделиться опытом. Но слава оказалась тяжелым бременем. Молодой хирург, в одночасье ставший известным, вызвал волну зависти у коллег, зачастую более именитых. Хирургу нужно было доказать, что это не был случайный успех. Он продолжал много трудиться, оперировать, писать статьи и учебники.

Ramaz_Datiashvili_02.jpg

К 1991-му году он уже имел несколько научных степеней, включая доктора медицинских наук, множество публикаций, в том числе и в зарубежных изданиях, заслуженное уважение врачей и пациентов. Но потом не стало СССР. Братья Датиашвили, давно поселившиеся в США, долго звали Рамази к себе, и он, наконец, согласился. Трудная, насыщенная и интересная, работа хирурга не принесла ему больших денег, а в 90-е стало и вовсе тяжело.

В 1992-м Рамази вместе с женой, дочерью и пожилыми родителями перебрался в Нью-Йорк. Несмотря на все заслуги и регалии, полученные в России, ему пришлось заново сдавать все экзамены и снова проходить клиническую ординатуру по общей хирургии, чтобы получить лицензию на осуществление врачебной деятельности. Ситуация осложнялась еще и тем, что он совсем не знал английского - сперва пришлось учить язык.

Еще на втором году ординатуры (Датиашвили, как обычно, был только с дежурства) ему позвонили из одной нью-йоркской клиники - им привезли семилетнюю девочку с почти полностью ампутированной рукой, не может ли он помочь? Новая родина признала знания и талант врача.

Окончив ординатуру по общей хирургии, он продолжил обучение, специализируясь по пластической хирургии в медицинском центре Нью-Джерси (город Ньарк), где и остался работать. “Я мог бы заняться частной практикой”, - говорит доктор, - “но предпочел научный медцентр. Это замечательное место, у меня интересная работа - обучение, конференции, работа с травмами, работа в клинике. Каждый день не похож на другой”.

Здесь ему не раз пришлось столкнуться со сложными случаями, такими как рука Коннора Эпископо. Группе врачей во главе с Датиашвили пришлось заново соединить 18 сухожилий, 4 крупных кровеносных сосуда, три нерва, собрать две кости… Но уже сразу после операции мальчик мог двигать пальцами. После длительного периода восстановления, рука обрела практически полную функциональность. Сейчас, через 10 лет, Коннор управляет грузовиком, ловит рыбу, поднимает чашку, держит книгу - словом, живет так, будто ничего не случалось.

Ramaz_Datiashvili_03.jpg

Раса тоже обрела полную подвижность, хотя ей и пришлось очень много времени провести в больницах, восстанавливая ноги. Она ездит на велосипеде, носит каблуки, даже танцует, правда, предпочитает носить брюки, чтобы скрыть шрамы и едва заметно прихрамывает. На некоторое время пациентка и доктор потеряли связь, но сейчас вновь нашли друг друга. Созваниваются. Раса переехала в Германию, вышла замуж, родила дочь. Всего этого могло бы не быть - ни для нее, ни для Коннора, ни для многих других детей и взрослых, которым помог доктор Рамази Датиашвили.

Врач родом из Грузии, оперирующий в Москве девочку из Прибалтики; врач из России, оперирующий в США… национальность не важна, говорит он. Ведь речь идет о человеческой жизни и о профессиональном долге.

Вернуться к статьям